Наша любовная история с анной карениной

история


Аппетиты англоговорящей публики в отношении Анны Карениной кажутся ненасытными.
За публикацией во 2-ой половине 80-ых годов девятнадцатого века перевода янки Натана Доула (Nathan Haskell Dole) было изготовлено еще двенадцать переводов этого романа, также четыре уже в новеньком тысячелетии. В британском книжном магазине Foyles может быть избрать меж семью различными вариациями, включая перевод 1901-го года Констанс Гарнетт (Constance Garnett), 1918-го года Луизы и Эйлмера Мод (Louise and Aylmer Maude), 2000-го года Ричарда Певира и Ларисы Волохонской (Richard Pevear and Larissa Volokhonsky) и 2014-го Розамунды Бартлетт (Rosamund Bartlett). Отдавая мне чек после приобретения одной из этих книжек, кассирша с придыханием в голосе сказала: Красивая история любви, не так ли?Нет, не так, поразмыслила я, но промолчала.

Я вообщем не считаю, что речь входит потому об этом.Но мировоззрение о том, что эта книжка есть романтичной, настолько же всераспространено, как и мировоззрение о том, что такими являются сонеты Шекспира.
Но эта деградация, думается, очень не достаточно определяется ее нравом в его исходном виде (представленном идеализирующим рассказчиком мужского пола) в тот момент, когда она переживает свой бесчестие. Создается чувство, что оно в некий мере навязано самим создателем и есть частью ее наказания. Как как будто бы те трансформации, которые претерпевает характер Анны в последующих компаньон за втором вариантах романа от примитивной кокетки до обычной нам Анны, отчасти разворачивается в оборотном направлении.

Издатель Толстого не вожделел публиковать восьмую и последнюю часть. Он не только лишь с неодобрением относился к содержащейся в том месте враждебности по отношению к славянофильству (поездка Вронского в качестве добровольца в Сербию кое-чем припоминает российских добровольцев в восточной Украине), но к тому же считал, что внимание к Левину уже после погибели Анны было бы чуждым элементом для романа в целом.

Фактически все находящиеся в романе ссылки на британскую моду, продукты имена и спорт (как, например, Бетси) связаны с моральными свойствами вызывающей огромные сомнения в моральном отношении современности, с соответствующим для нее проникновением западного стиля судьбы.Но имеется та область, где Левин, "наверняка," способен поддерживать самый сильный энтузиазм, речь входит о конструкции его собственных проблем. Анна воспринимается ей самой и нами как пассивный человек в том, что касается ее проблем.

Она влюбляется во Вронского вопреки самой для себя, она уходит от Каренина, в силу того, что чувствует, что в неприятном случае сделать не может; она беспомощно скатывается к невротическому состоянию.
В романе Облонский с его легким отношением к брачной измене своей сестры, представляет собой либеральное будущее, в каком дамы существенно меньше склонны совершать суицид в этом случае, если они поступают так же, как она. Дэвид Герберт Лоуренс и его профессорская жена Фрида Уикли (Frieda Weekley) просматривали роман Анна Каренина в протяжении их потаенного свидания и воспринимали его в духе фразы: как быть веселым, пребывав в бегах.
Может ли этот эпиграф сказать читателям, что они не должны делать выводы Анну, а покинуть это дело сюжету, что находится в богоподобных руках создателя?

Анну может быть рассматривать как причину ее собственного падения, из-за которого она опускается на уровень заблуждений и болезненного нарциссизма.
Я Господь, Всевышний ваш.(Левит, 19:18)Но Павел, в реальности, не цитирует этот стих, а просто неточно приводит слова Моисея из Второзакония:У меня воздаяние и отмщение, когда поколеблется нога их; так как близок денек смерти их; не так длительно осталось ожидать наступит уготованное для их. Но Господь будет делать выводы люд свой.(Второзаконие, 32:35)Покинуть месть Господу свидетельствует, но, ее и передать в другие руки.
Исходя из этого не надо отправлять чуткому читателю один из шекспировских сонетов (они через чур обманчивы) и совершенно не надо отправлять возлюбленным Анну Каренину.Эта изменяющая супругу героиня в конечном счете кончает свою жизнь под колесами поезда и запрещено непосредственно заявить, что виновато в этом только криводушно осуждающее ее общество.

Уже издавна ведутся споры о том, каково в романе отношение к Анне. Отдельные читатели заключили о том, что она заслужила схожую судьбу, другие убеждены в том, что она этого не заслуживает, в то время как кое-какие представители обеих групп считают, что содержание романа подтверждает их точку зрения.
Мы не нуждаемся в опыте Левина в том, что касается переналадки судьбы после заключения брака, так как нам и без того как мы знаем, что ни одно совместное проживание не обходится без стресса.

Естественно, то омерзение, которое кое-какие из нас испытывают по отношению к американизации (с ее материализмом, презрением и банальностью к культурной эре и персональной личности) созвучно с чувствами Левина, и вприбавок с выраженной в романе неприязнью к проникновению западного стиля судьбы, воплощенного в Америке XX столетия.
Тот факт, что они в конечном счете становятся, соответственно, благотворителем и человеканенавистником, указывает на то, как управляемые различия меж ними трудятся в пользу Левина.

Анна пускается в бега в тот момент, когда Левин женится. Анна проводит свой медовый месяц в Италии, в то время как Левин проводит свой медовый месяц в деревне; они видятся в Москве, где Левин становится папой, а Анна совершает суицид.Но предполагаемый контраст этих сюжетных линий не обхватывает их вполне.

И наказание это возможно окажется очень жёстким, в случае если найти в памяти об убийстве Позднышевым своей супруги за измену в повести Крейцерова соната, работу над которой Толстой начал, еще не завершив Анну Каренину.В известном эпиграфе этого романа сфокусирована суть ведущихся дебатов. Мне Аз и отмщение воздам так на славянский язык переводится божественное предсказание, которое Павел приводит в своем Послании к Римлянам.

Вот это место из официального перевода Библии на британский, одобренного владыкой Яковом:Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место бешенству Божию. Так как написано: Мне отмщение, Я воздам, гласит Господь. Итак, в случае если враг твой голоден, накорми его […] Не будь побежден злом, но побеждай зло хорошем.(Послание к Римлянам, 12: девятнадцать 21)третье и 2-ое процитированные предложения светло позволяют осознать, что Павел приводит эти слова в духе той части книжки Левита, в какой Господь гласит Моисею:Не мсти и не имей злости на сынов народа твоего; но люби близкого твоего, как себя самого.
Но этот роман не раскачивается так до самого собственного финиша.

В журнальной публикации за словами, обрисовывающими погибель Анны, следовало указание на то, что роман будет иметь продолжение. Ясно, что это продолжение уже не имеет дела к судьбе Анны.В следствии появился тупик.
Аналогичной паре на данный момент не надо будет ни скрываться, ни обращаться к роману Толстого в поисках способа избежать катастрофы.Но в этом романе содержится еще одна история.

Левин представлен в 3-ем варианте романа, а позже его история распространилась на прошлые два варианта, заняв чуток больше половины содержания книжки. В рецензии, размещённой в издании Boston Literary World во 2-ой половине 80-ых годов девятнадцатого века, было отмечено, что роман Толстого раскачивается из стороны в сторону, как скорый поезд на зигзагообразной дороге так, в реальности, и происходит. Мы перемещаемся из Санкт-Петербурга Анны в имение Левина и вспять с некими проездами через Москву с ее хорошим соц примирителем Облонским.
Ранешние европейские критики, включая Арнолда (Arnold) и де Вогюэ (de Vogüé) поддерживали осуждение как они считали Анны в романе, в то время как ранешние российские критики, также Шестов, Святополк и Страхов-Мирский, так же трактовали содержание романа, но потому за это его и осуждали.

Кое-какие современные критики, включая Мэнделкера (Mandelker), заключили о том, что этот роман вообщем не осуждает Анну. Стайнер (Steiner) и Блум (Bloom) исходили из того, что схожее осуждение противоречит любви Толстого к Анне, а Дэвид Герберт Лоуренс (D.H.
Анна, злосчастная в своем браке, озабочена тем, как ей жить в данных определенных событиях, которые заслоняют собой более важные вопросы, также те, что стали причинами суровый кризис у самого Толстого в процессе работы над окончанием романа.

Александр Зархи (Alexandr Zarkhi) в своей вышедшей во 2-ой половине 60-ых годов XX века на экраны синематографической версии романа включает беседу о суициде в одну из встреч этих храбрецов но даже по этому вопросу они сами, как и их актуальные истории, могут сказать друг дружке достаточно незначительно.Одна композиция романа, составленного из отдельных сюжетов (история Левина встроена в историю Анны) разрешает использовать различные жанры, но это совсем не свидетельствует, что истинные судьбы людей принадлежат к различным жанрам.Тогда как роман об Анне пробует к обстановке евро романа (Госпожа Бовари опережает его на два десятилетия), история Левина имеет автобиографический аспект.
В отличие от этого, Левин пробует понять, как ему направляться жить, и происходит это из-за большого морального, исторического и метафизического значения, которыми он наделяет свой выбор. В этом смысле он есть противоположностью Облонского Облонский опровергает значимость хоть какого собственного выбора и исходя из этого он привлекателен. Он связывает себя интеллектуальными узлами собственного собственного производства: в этом имеется что-то приятное и вызывающее экстаз, и вприбавок что-то смешное.

Он всегда меняет собственные намерения вожделеет сделать лучше свой имение, жениться на Кити, жениться на крестьянке, опять жениться на Кити, вожделеет погибнуть, вожделеет жить и все это возможно только из-за того, что он очень крепко держится за каждую позицию потому исходя из этого он на время лишается свойстве созидать ее ограничения и тем показывает их нам.Его застенчивое перемещение в конце романа к восприятию бессмысленности конечной судьбе будет знакомо многим людям, живущим в обществе, от которого Всевышний удалился далее, чем от Рф в 1870-е годы.
В твёрдые постсоветские годы, когда мирское общество ничего не предлагало, не считая скопления богатства и западного пути, многие люди возвратились к православию и сокрытому в нем патриотизму.

Только бог ведает, как длительно это не будет прекращаться. Восприятие Левина соответствовало восприятию российских людей, и их отношение к правде сохранится; и постсоветское восстановление православия, может быть, есть свидетельством потому этого процесса.
В ежедневниках Толстого существует пробел во время написания романа, и создается чувство, как как будто бы изложение истории Левина поменяло собой дневниковые записи.

В сопоставлении с катастрофой Анны, происходящей в согласовании со изготовленным предвестием, тернистый путь Левина к собственному конечному прозрению представляется близким к реальности.Но в случае если заботы Левина имеют ограниченное значение для Анны, то как, при таких критериях, они значимы для нас? Большая часть из нас не стоят перед выбором жить в деревне или в городке, и это различие деревня-город на данный момент содержит внутри себя только малую часть того морального веса, которым оно обладало во времена Толстого и в его стране. В отличие от Левина, что лицезреет в крестьянине Платоне воплощение российских добродетелей, мы уже не увлечены поисками мудрости или добродетели в каком-то одном классе, а не в другом.Левин ждет просто достижимого блаженства в брачной судьбе, чего на данный момент никто из нас уже не делает.

На данный момент товарищи Анны остаются потому такими. На данный момент она имела возможность посещать ложу в Царской опере, не вызывая тем ни скандала, ни оскорблений. Каренин был бы должен развестись с ней, и вприбавок дать ей право на опеку отпрыска или возможность общения с ним.

Его карьера и соц положение остались бы по большей части незатронутыми.
Толстой после окончания работы над романом Анна Каренина решительным образом отторгает православие, не глядя на то, что и это принципно принципиально не отторгает христианство.В Русской Федерации этот роман на данный момент не вызывает огромного энтузиазма в свое время он был воспринят как ограниченный, и его вытерпели в рамках русского литературного канона только как реалистическое произведение. Современное русское общество все еще меньше припоминает царистское общество, чем современное английское; в современном российском варианте классовые структуры стёрты с лица земли, а количество разводов еще выше, чем здесь у нас.В случае если что-то к тому же привлекает в романе, так это поиск Левиным собственного пути в жизни. Создается чувство, как как будто бы целый коммунистический период представляет собой исходные годы зрелости Левина, когда он становится безбожником и высмеивает церковь.

Исходя из этого Толстой опубликовал свой вариант в личном порядке спустя пятнадцать месяцев. Настолько долгая пауза разрешила вернуться к катастрофе Анны. Или может быть заявить, что в другом варианте, как это происходит в жизни, и как это случилось в жизни Левина, другие заботы вытеснили эти действия.
После того, как начавшиеся ухаживания Вронского за Анной разрешают Кити выйти замуж за Левина, эти пары на имеют уже огромного воздействия друг на друга.

Вронский и Левин видятся трижды, встреча Анны и Левина продолжалась пару часиков, а общение Анны и Кити продлилось всего несколько минут.Но многие критики прошедших многих лет считали, что эти две истории связаны меж собой, и в этом они следовали собственному заявлению Толстого о том, что роман Анна Каренина есть законченным. Подобные критики подчеркивают такие неспециализированные черты у Анны и Левина как любовь к чтению, глубочайшее погружение в личные дела.

Они также способны доводить себя до экстремальных интеллектуальных состояний и до мыслей о суициде.
Делая Анну настолько симпатичной, Толстой, может быть, подвергает опробованию свою свойство сделать симпатичной неправильную супругу, и, но, указывает расплату за грех.Подзаголовок этой книжки роман есть эвфемизмом словосочетания любовная история, так как так близко связана была концепция евро романа и брачная измена, и вприбавок предельный вид и брачная измена утехи. Исходя из этого наименование романа Толстого и его подзаголовок нависают над ним так же, как решение суда Пилата нависает над распятым на кресте Христом, подтверждая правонарушение человека, которого он приговорил к смертной экзекуции (за его роман), и сказан этот решение суда в неведомой манере, в какой смешаны драматичность, обвинение и почитание.

В самом романе Толстой в стиле Пилата винит общество Анны за то, что оно ее винит, и вприбавок выносит смертный решение суда (чего не делает само общество) для некий высшей цели, сущность которой общество не может понять.На данный момент только немногие незападные страны выносят смертный решение суда за брачную измену, в то время как наказание российского собственного общества настолько некординально, что сам термин, как и слово блуд, начинает звучать старомодно.
Lawrence) задумывался, что оно опровергается художественным содержанием романа.Что касается потому этого вопроса, то здесь я на стороне ранешних российских критиков.

Терпимое отношение петербургской знати к всераспространенным любовным историям и осуждение Анны за искренность и относительную серьёзность к ее своей связи представлены как отличные осуждения. Но в романе имеется указание на то, что Анна сделала бы лучше себе, для людей и для Всевышнего, если б она отнеслась к собственному роману, как Бетси Тверская, если б она вела бы себя с опаской, рассматривала бы его как мимолетное увлечение и причинила бы малый вред своей семье. Томас Манн был прав, лицезрев, что определенное несоответствие содержится в изначальной моральной теме создателя, в том обвинении, которое он выдвигает против общества; и возникает вопрос, какое орудие наказания Всевышний имел возможность бы использовать, если б общество вело себя не потому что оно это делает в реальности.
Левин представляет собой то, что происходит по последней мере в грядущих девятнадцать главах.Но большая часть критиков не уделили Левину подабающего внимания.

Естественно, ранешние переводы, также французские с консультациями Доула (Dole) во 2-ой половине 80-ых годов девятнадцатого века, уменьшили историю, связанную с Левиным. Экранизации этого кинофильма, изготовленные в 1935, одна тыща девятьсот 40 восемь и одна тыща девятьсот шестьдесят семь году заканчивались суицидом Анны, другими словами они были основаны на ранешних догадках романа, в каких Левина вообщем не было. Вариант Джо Райта (Joe Wright) две тыщи двенадцать года есть исключением, так как в том месте уделить время истории Левина.

Толстой разлюбезно опускает занавес собственного романа еще до ухода из судьбы Левина. Фрэнк Ливис (F.R.

Leavis) справедливо увидел, что здесь предсказан принципиальный срыв в жизни Толстого и его перевоплощение в старика Льва.
Те из нас, кому это понятно, по-различному к этому относятся.

Ум Левина фактически делает невозможным обретение им веры, а его личный компромисс с ней мысли о том, что православие есть той формой правды, что Господь сделал для него, как для российского, дешёвой знакома многим людям веры на данный момент. Многие из нас испытывали религиозную эйфорию, и знают, как она проходит.
Сначала Анна и Левин находятся на совершенно разных стадиях в собственных браках.

Добросовестным будет сопоставление Анны не с Левиным и Кити как с новобрачными, а с тем, какими они могут быть спустя девять лет. Различная степень справедливости употребляется в этих 2-ух историях: у Левина были дела до брака, как и у Вронского, но он в целом остается достаточно невредимым, исходя из сюжета романа и содержащихся в нем оценок.Более принципно принципиально то, что заботы Левина и Анны через чур разны чтоб обе эти сюжетные полосы имели возможность пролить много света друг на друга. В конце романа Левин, живущий в удовлетворенном браке, озабочен идеями о том, зачем мириться с какими бы то ни было событиям, в случае если ему все равно предстоит когда-нибудь погибнуть.

В реальности Толстой именовал свой роман именованием Анны, отказавшись тем от исходного рабочего заглавия Два брака. В то время как он вожделел показать два контрастирующих принципа в собственных заглавиях, он так и делал: Война и мир, работник и Владелец. Он не в особенности беспокоился о том, чтоб создавать тривиальные связи меж сюжетными линиями.

Но, как и в конце этого страстного, антиромантического и насыщенного конфликтами романа называющиеся Анна Каренина, мы осознаем, что до того времени еще пока через чур рано об этом сказать.


Назад

Для пьющих людей создали мобильную социальную сеть

Далее

Понцирус трёхлисточковый (лат. Poncirus trifoliata)

6 комментариев

  1. Самохин Макар

    кидалово получаеться.. они что дооооолбоооебы.. так партия рыгунов и камуняк в парламент попадет..

  2. Летавин Эммануил

    ты ж неблагонадежный)))

  3. Фернандес Сергей

    Этот блок надо расстрелять !

  4. Канкия Надежда Игоревна

    Меньше букв, и вас прочитают!

  5. Kiriril

    Если учесть, что украинцы эмигрируют понемногу в Россию( про заробитчан уж молчу), а никто из России не эмигрирует на украину, то, видно, там чем-то лучше.

  6. Arashinris

    Ненавижу русских фашистов

Добавить комментарий