Жерех обыкновенный (aspius aspius)

жерех


Шереспер, или жерех (Aspius aspius), не обращая внимания на свой сходство с уклеями, является представителем особого рода, виды которого, но, очень малочисленные, живут в главном в Западной Азии. От уклей шересперы отличаются огромным числом глоточных зубов (3. 5 _|_ 5. 3) и выдающимся тупым ребром на брюхе меж брюшными плавниками и анальным, что заключает наименьшее число членистых лучей (12_15).

Вешний лов его в низовьях большенных рек незначителен, так как он идет от устьев ввысь очень рано и в небольшом количестве. Большая часть его заходит в реку (Урал, Волгу) осенью для того, чтоб в том месте прозимовать и в тот же миг по вскрытии льда выметать икру. Вместе с этим огромные жерехи поднимаются выше может быть из-за того, что мечут икру позже маленьких.

Запрещено также сказать, чтоб он достаточно нередко делался добычей рыболовов-удильщиков, так как ужение этой рыбы принадлежит к числу самых тяжёлых.

Схожим же образом, т. е. полунахлыстом, только с лодки, ловят шересперов на р. Меше в Лаишевском уезде Казанской губернии. Насадкой помогает белоснежный червяк (может быть, угорь, т. е. личинка навозных жуков); удилище очень малеханькое.

Из пучка гусиных белоснежных перьев, связанных по бокам и посредине, делается плотный цилиндрик в четыре см длиной и 5 мм шириной. У задней части этого вабика, в самом финише, укрепляются четыре или три средней величины крючка в монотонном друг от друга расстоянии, т. е. со всех 4 сторон, а в средине меж ними приделывается кусок красноватого сукна наподобие хвостика рыбы. К высшей части вабика привязывается долгая, 20 один м, леска без поплавка и грузила. Закидывая на очень долгом удовье этот вабик на струю ходовой воды, рыболов его всегда подтягивает и перезакидывает.

В таких местах малеханьких и средних шересперов может быть замечать целыми сворами; в реках же эта рыба ведет одиночный образ судьбы и видится малеханькими стайками только до совершеннолетия, до 3-летнего или даже 2-летнего возраста; лишь на зимовьях, т. е. в глубочайших ямах, может быть найти у нас по нескольку 10-ов шересперов. По-видимому, залегают они еще до рекостава и под льдом фактически ничего не едят; по последней мере я не слыхал, чтоб у нас, на Москве-реке, изловили шереспера на какую-либо насадку, в это время как двухлетки и маленькие годовички подбагриваются при ловле самодером часто; огромные же, естественно, фактически в хоть какое время вместе с этим срываются.

С зимних становищ жерехи выходят, может быть, с первой прибылью весенней воды, совместно с язем, так как нерестятся не достаточно его позже, а временами фактически в один миг. Не знаю, как в других местах, но на Москве-реке шересперы, не глядя на то, что и подымаются очень высоко, но не любят входить для нереста в мелкие речки, подобно язям, и выметывают икру на перекатах.
Из Волги он время от времени заходит в озеро Селигер, попадается также в Ладожском озере, Ильмене и Псковском, но ну и то очень изредка.

В непроточных прудах шереспер не видится совсем, очень изредка, случаем, замечается в заливных озерах, но отлично плодится в фактически непроточных основных прудах, в случае если в том направлении был посажен. К таким принадлежат, например, пруды Николо-Угрешского монастыря под Москвой.
К огорчению, я не могу Сейчай представить подробное описание этой занятной ловли и должен ограничиться поверхностным очерком. Дело в том, что шересперы вообщем очень любят держаться под плотинами, вообщем в том месте, где спущена вода, так как здесь в сражении находят обильную еду, в особенности голавликов и ельчиков.

Здесь в хоть какой момент или фактически в хоть какое время имеются местные шересперы, которые время от времени выходят ко мне из ближних ям на жировку; кое-какие стоят, подстерегая добычу, фактически у самых металлических ферм разборных плотин. После паводка и дождиков, когда лишнюю воду по необходимости приходится спускать, к плотине подходит совместно с другой плотоядной и нехищной рыбой достаточно много шересперов и с далеких плесов, временами за 10-20 км, и они начинают здесь скупо хватать маленькую рыбу, завлекаемую со собственной стороны множеством корма, начиная с овса, зелени, т. е. водных растений, и заканчивая малявкой-сеголетком, сносимым вниз быстрым течением.

Эти рыбки потрясающе вертятся на течении средней силы, не глядя на то, что требуют 1-го или 2-ух карабинчиков. Опыт показал, что в светлую воду необходимо использовать или золоченные рыбки, или пестрые, в мутную же в хоть какой момент истинное блестящие, посеребренные.

За неимением таких рыбок английского изделия может быть удовольствоваться обыкновенными бронзовыми блеснами или дорожками; из их лучше всех играют скрученные винтом.
Напротив, воронежский краснопер, по свидетельству Бэра, отлично ловится на ненатуральную рыбку, мертвую, живую и на блесну с плотины.

Это упористая, но смирная, небойкая рыба, так как, попавшись на крючок, тянет очень очень, но не резко. В противоположность язю, что после подсечки всплывает на поверхность, краснопер упрямо держится дна и длительно не выходит наверх.
Исходя из этого случаи поимки огромных жерехов на 4-волосную леску совсем не относятся к выдумкам. Мне известен такой пример, а псковский рыболов Воронин гласит о 5,6-килограммовой белизне, извлечённой (с лодки) на 4-волосной леске с поводком в один (!) конский волос.

Рыба забрала в 10 часов утра, а была извлечена на 600 40 м ниже около три часов денька. К чему, спрашивается, такому артисту британская удочка и катушка!

На данный момент жерех берет очень вяло, но верно, и после подсечки идет вольно к лодке, не оказывая фактически никакого сопротивления и совсем не выкидываясь из воды. Вообщем шереспер, когда ему незначительно подымут голову, слету чумеет и, вынутый из воды, совершенно беззащитен и вроде бы дубенеет, не двигая хвостом, скоро меняя краски чешуи и не так длительно осталось ожидать засыпая.

В другое время года эта рыба берет на червяка очень изредка, может быть сказать случаем.

Годовалый шереспер, по-видимому, бывает уже около двести г весом, к озари около четыреста г, в два года 600, а трехлеток до 1,2 кг.

Думается, нерестящихся самок мельче 1,2 кг не видится.
Может быть использовать для этой ловли ельчика и уклейку, но эти рыбки, в особенности последняя, не так длительно осталось ожидать снут. Клев шереспера очень стремителен и решителен: поплавок слету скрывается под водой, и рука чувствует резкий толчок; нередко он вырывает шестик. Потому что шереспер, не обращая внимания на свою большенную пасть, часто цепляется губой и срывается, а опытные в переделках рыбы сшибают насадку или стаскивают ее с крючка, то москворецкие рыболовы стали на данный момент насаживать рыбку (пескарика) на два крючка, зацепляя за хвост и губу.

Ловят ходом большей частью по утрам, не глядя на то, что временами жерех всего лучше берет меж девять и одиннадцать часами, а позже под вечер.
Потому что у шереспера зубов нет (не считая глоточных), то поводок делается из жилки и в баске нет никакой необходимости.

На быстрине, когда приходится спускаться, очень полезно задерживать движение лодки, пуская за ней привязанный на крепкой веревке камень, довольно тяжкий, чтоб в требуемой степени замедлять силу течения.

В последние 5 лет на москворецких шлюзах стали ловить сильно много шересперов с плотин на ненатуральную рыбку.
Шереспер при всей своей бойкости совсем не силен и тут уступает очень многим рыбам.

Он очень чувствителен к боли и поводлив, в особенности в случае если зацепился за нижнюю губу и вода, как следует, заливает ему жабры. При сноровке и умении может быть изловить шереспера на самую неширокую снасть: основное, необходимо, чтоб леска выдержала 1-ый порыв рыбы, испуганной подсечкой.
Плотоядными жерехи становятся уже по второму году, но на живца изредка попадаются наименее 2-2,5 кг. В нижней Волге молодь шереспера сначала выходит на заливные места, но по убыли воды (что бывает здесь посреди лета) скатывается в реку и уже очень изредка заходит в ильмени.

Если судить по малочисленности маленьких жерехов в реке, по всей видимости, что большая часть их уходит в море и остается в том месте до совершеннолетия, т. е. до 3-годового возраста.

Но, в майские и июньские, воробьиные, ночи он питается и всю ночь напролет.

В глубочайшей воде жерех большей частью плавает в полводы или в верхнем слое, в маленькой же фактически на поверхности, так что видно бывает его огромное спинное перо. Мелкие шересперы передвигаются в хоть какой момент более или наименее скоро и своим корпусом образуют огромную волну; большенные жерехи, напротив, плывут в хоть какой момент нерасторопно и пару поглубже в воде, так что вал, волна, которую они гонят своим спинным плавником, не так высок, но обширнее и солиднее. Выпрыгивание шереспера из воды, или так именуемый бой его, свидетельствует, что он врезался в свору маленькой рыбы и, оглушив ударом одну или пару уклеек или пескариков, хватает их своей огромной пастью.
Только этим может быть объяснить сравнительную уникальность взрослых шересперов.

Вырастают молодые шересперы очень скоро, фактически вровень с щурятами; в первых числах Июня они имеют в длину 6 см, а к озари уже добиваются величины малеханького ельца восемнадцать см.
Ловля делается так: около заката рыбак садится в челн, бока которого обиты войлоком или тряпьем, чтоб не слышно было мельчайшего прикосновения весла к борту, и спускается медлено по течению, на некоем расстоянии от берега.

В эргономичных местах он хлещет по направлению к берегу. Заурядно шереспер хватает насадку в то мгновение, когда она падает в воду, и сам себя засекает.

На 70 см или выше на леску надевается поплавок, большой и с красноватой верхушкой для большей видимости в волнах и пене.

Ловля делается последующим образом. Рыболов становится на плотине и понемногу спускает шнур с катушки, как разрешает течение и место.

Сначала, но, изредка приходится спускать более 20 метров, так как может быть ждать, что шересперы стоят у самой плотины.
В очень юном возрасте шереспер имеет огромное сходство с уклейкой, но просто отличается от нее по своим небольшим очам, более маленькой чешуе (65-71) и удлиненной, пару заостренной головой.

Но вообщем он принадлежит к наибольшим рыбам всего семейства: обыденный вес его 2-4 кг, но нередко он добивается фактически 70-сантиметровой длины и восемь кг веса; в Волге временами даже попадаются шересперы длиной более 70 5 см и до двенадцать кг, также в Москве-реке бывали случаи, что вылавливали 4,8-6-килограммовых жерехов. Довольно широкая поясницы этой рыбы (вдвое уже ширины тела) , синевато-серого цвета, бока тела голубоватые, брюхо белоснежное: спинной и хвостовой плавники сероватые с голубым отливом, другие серые с красным цветом; глаза желтоватые с зеленоватой полосой в верхней половине.

Хвостовые и спинные перья у жереха очень жёсткие и широкие, и без того как он вообщем, когда выскакивает из воды, расширяет их и они кажутся еще огромными, то вне всякого сомнения это и послужило предлогом к его заглавию шереспер, или шерешпер.
На не сильный течении добра легкая гуттаперчевая, полая в рыбка, посеребренная снаружи и с одним или 2-мя одиночными крючками; существенно лучше, думается, малая ненатуральная рыбка, наподобие маленького пескарика, изготовленная из раскрашенного пера и снабженная 2-мя малеханькими тройничками.

На более сильной струе может быть воспользоваться различными стальными рыбками, блеснами или дорожками, выбирая, но, для шересперов мелкие и самые узенькие.

Наидобрейшими были стальные разрезные с 3-мя (или 4-мя) тройничками, известными в английских прейскурантах называющиеся Devon Minnours.
Местом пребывания своим они выбирают более или наименее глубочайшие ямы, вблизи которых находятся большенные и широкие перекаты, в главном песочные, которые и являются местом их жировки. При сильной прибыли воды, в особенности в шлюзованных реках, шересперы время от времени подымаются против течения и подходят к самым плотинам, но когда вода отправится на убыль, снова скатываются вниз, ворачиваясь на собственные летние места.

Шереспер рыба полностью дневная. Она любит свет, простор и держится на деньке и на глубине только ночами.

Позже охотник начинает ходить по плотине взад и вперед, понемногу отпуская рыбку все далее и далее, как разрешает протяженность шнура, оставляя но, в припасе пару метров. Хождение, естественно, способствует более быстрой игре рыбки и основательному обуживанию всего района.

Источник: Л.П. Сабанеева "Рыбы Рф.

Рыб больше двести г даже огромные шересперы ловят и берут на удочку) очень нехотя.

Молодые шересперы в последних числах Мая видятся в довольно огромном количестве, не глядя на то, что и малеханькими стайками, отличаясь от другой молоди бели своей величиной. 1-ое время они придерживаются затишья и берега, но уже в июне, подобно голавликам, переселяются на мели и перекаты, где, может быть, большая часть их становится добычей некрупных голавлей, других хищников и шереспёров.

Москве-реке, Мете, в верховьях Волги и др., также в реках, перегороженных плотинами, все шересперы 1-ое время, до плотин и запора шлюзов, держатся под ними, кормясь рыбами, снесенными вниз водой, а позже маленький рыбой, завлеченной ко мне множеством еды. Здесь шересперы очень скоро отъедаются семь дней в две или три; позже, когда река войдет в вешняки и межень будут закрыты, расползаются по плесам и видятся здесь уже поодиночке.
Наименование жеребец, кобыла, хват даны ему по его бойкости и привычке выскакивать из воды; жерех, может быть, происходит от слова жировать или, может быть, от его прожорливости, а белизна и белесть от серебристого цвета его тела.

Шереспер всераспространен фактически по всем огромным и средним рекам, впадающим в Германское, Балтийское, Тёмное, Каспийское и Азовское моря, а на данный момент был отыскан также в Сыр- и Аму-Зеравшане и Дарье (A. erythrostomus). В Сибири, но, шереспера нет совсем и вообщем он в принадлежности только государствам средней Европы: он водится во всей Германии, Австрии, Дании, Норвегии и Швеции, а во Франции, Великобритании и Южной Европе совсем не видится. В Русской Федерации шереспера нет только в реках, впадающих в Белоснежное и Ледовитое моря, и северная граница его проходит в южной Финляндии, в Олонецкой губ., где он уже доходит до Онежского озера, не глядя на то, что видится еще в Ладожском.

Из-за своей малочисленности шереспер нигде не имеет промыслового значения. Ловля этой рыбы вообщем малозначительна и она попадается заурядно вкупе с другими.

Она делается 5 размеров; самая узенькая выдерживает один кг, самая, толстая 4,5 кг мертвого веса. Ненатуральная рыбка может быть различных фасонов, глядя по другим условиям и течению.

Удилище употребляется не очень длительное, легкое, идеальнее всего березовое. Рыбак, разведав, где плещется белизна, копотливо плывет в лодке по течению и забрасывает свою удочку к берегу, не очень скоро ведет ее к для себя так, чтоб крючок с перьями плыл к нему на поверхности воды; позже, вынув удочку, опять ее забрасывает и подтягивает и т. д. По свидетельству Бэра, на Днепре также ловят с лодок, на месте, на мелкие шесты, к комлю которых привязаны большенные пучки куги, а к леске насадка в виде узенького (в 0,6 см) обрезка белоснежной овчинки, длиной в 20 два см; крючок привязывается к нижнему ее финишу, позже все скручивается, воображая что-то наподобие черви или миноги. Шереспер берет заурядно с разбега и слету стаскивает шест в воду. Рыбак снимается с места, ищет по пучку свою удочку и вываживает попавшуюся рыбу.

В остзейских губерниях, также Польше, жерех тоже еще довольно редок, и вообщем эта рыба в принадлежности более бассейнам Тёмного и Каспийского морей. Она всего бессчётнее в Урале, Волге и ее главных притоках, также в Куре, Днепре; в Буге и Днестре уже малюсенькое.

В малеханьких, по последней мере маленьких, реках, также в малеханьких озерах жерех совсем не видится.

Остается на данный момент сказать пару слов о ловле довольно еще загадочного краснопера.

Ужение этой рыбы, по-видимому, различно и местами более припоминает ужение язя, а в других водах ловлю шереспера.

Сердобский краснопер, "наверняка," совсем не отличается проворством и хищностью. Он попадается на красноватого червяка, и клев его припоминает клев подлещика, но пару порывистее.

В западной половине Рф, потому в Днепровском бассейне, очень всераспространена ловля шересперов на ненатуральные насадки, долженствующие, по-видимому, изображать или огромных насекомых, или большенных червяков, точнее личинок миноги (слепых вьюнчиков). Терлецкий обрисовывает жереховый вабик, употребляемый на Западной Двине.

Шереспер фактически в хоть какое время дает знать о своем присутствии соответствующим выскакиванием из воды боем, и при некоей сноровке и успешном выборе подходящей рыбки может быть держать 10 против 3-х, что через час-два он будет пойман.

Не считая ненатуральной рыбки, может быть с фуррором ловить со шлюзов на мертвую рыбку так именуемым spinning способом, обрисованным при ужении лосося, куда мы и отсылаем читателя.

Такую блесну может быть приготовить самому из полосы листовой меди или польского серебра. Ненатуральные рыбки, делаемые из шелка и некий композиции, негодны, так как очень непрочны.

Грузило требуется очень изредка, когда течение через чур скоро, а рыбка очень легка.
Сначала пробовали здесь ловить с плотин на обыкновенные удочки, без катушки, на живца, но потому что, из-за быстрины, шереспер достаточно нередко сбивал рыбешку с крючка, а, попавшись, с разбега обрывал и довольно прочные шелковые лески, то необходимость вынудила прибегнуть к помощи катушки и к ненатуральным рыбкам. Удочки здесь употребляются раскладные, довольно прочные и твёрдые, наподобие так именуемых щучьих, большей частью трехколенные и не в особенности долгие (около 3-3,5 м).

К удочке прикрепляется обыденным порядком огромная катушка с трещоткой или глухим тормозом, вмещающая более 70 м крепкой шелковой лески, № 5-6-го, с подлеском из связанных жилок; в случае если достаточно много щук, нужен поводок из баска. Но потому что басок очень приметен в воде, то на данный момент его стали подменять так именуемым фостеровским волокном, т. е. очень узенькой железной проволокой.
Имеется кое-какие основания высказать предположение, что бой западнорусской (днепровской и западнодвинской) белизны и ловля ею рыбы совершается пару в неприятном случае, чем жировка среднерусского шереспера. Последний не так боек и далековато не всегда прибегает к подготовительному оглушению преследуемой рыбы, а нередко ловит ее раскрытой пастью, наподобие окуня, т. е. лупит не так достаточно нередко и бешено, не глядя на то, что и у нас видятся жерехи с избитым о камешки брюхом.

Терлецкий, очень верный наблюдающий, гласит, что западнодвинская белизна не трогает ни одной рыбки и не заберёт ее в рот, пока за ранее не оглушит, и она, завертевшись на месте, уже не в состоянии обратиться в бегство; также, что он хватает рыбу в хоть какой момент с головы. Бой шереспера слышен издалече на огромное расстояние, так как он, выпрыгнув из воды, падает назад с брызгами и огромным шумом, притом повторяет этот маневр несколько раз.

Добычей шереспера являются приемущественно уклейки, голавлики и пескари, глядя по местности, другими словами: 1-ые в негромких и глубочайших заводях, 2-ые на быстрых перекатах, а последние на песочных отмелях. Российские москворецкие шересперы, по всей видимости, предпочитают пескарей.

Только на данный момент может быть замечать 10-ки огромных экземпляров, да ну и то изредка, по какой причине необходимо считать, что эти рыбы нерестятся попарно. Это косвенно подтверждается наблюдением Терлецкого, что ловил весной очень очень пораненных жерехов со сбитой кровяными подтёками и чешуёй, и, будучи сам очевидцем боя шересперов самцов, задумывается что эти раны наносятся в протяжении дуэлей последних из-за самок.

Существенно успешнее бывает ловля ходом, или плавом. Рыболов ездит по перекату или всему плесу взад и вперед, отпустив с малеханького шестика на очень долгой леске (35 м и поболее) пескарика или голавлика, насаженного за губу на одиночный, пореже двойной крючок. Под Москвой большей частью на данный момент употребляют шелковые лески. Чтоб насадка не задевала за дно, на 70 см, или на 1,5 м выше ее, глядя по глубине, употребляют малеханькой поплавок.

В юго-западной Рф, на Днепре, Тетереве, Случе и Ирпене, шересперов, по-видимому, ловят в главном не на живца, как у нас, а на рака. По описанию Домбровского, здесь удят на мелкие удильники с узенькими лесками, длиной от 10 до четырнадцать м. Рыбак вскарабкивается на камень, расположенный посредине переката, и забрасывает удочку в протяжении по течению для жереха поверху, а для мирона по дну, сильное течение сглаживает леску, натягивает ее, и рыбаку остается следить на конец удилища. Не считая рака, наживой для белизны помогают здесь также бабочки, кузнечики, хрущи, в особенности на негромких и лесистых реках,- но уже на долгие удочки (4-5 м) и относительно мелкие лесы в 8- 11,5 м. Потому что такую удочку довольно тяжело забрасывать на негромком течении, то выбирают заурядно штилевой денек.

При ловле на майского жука советуют (Радкевич) развертывать ему крылья.

Очень немногие специалисты могут похвастать несколькими десятками жерехов за целый сезон.

Способы ловли шересперов довольно многообразны и могут быть разбиты на несколько разделов: ужение на червяка, ужение на насекомых, ужение на живца и, в конце концов, ловля на различные ненатуральные насадки.

На червяка, конкретно на огромного земельного или выползка, шересперы попадаются в главном весной, фактически сходу после нереста, заурядно при ловле 2-ой рыбы, в главном язей, естественно, на донные удочки, в закидку и на глубочайших, но не очень быстрых местах.
Но вообщем из-за собственного домашнего нрава, нерест проходит совершенно неприметно и о нем понятно еще не много. По германским создателям, самка имеет от восемьдесят до 100 тыщ икринок, что может быть справедливо только для малеханьких экземпляров, около 1,2 кг, мечущих икру в начальный раз.

По-видимому, это трехлетки. Самцы отличаются от самок, как в хоть какой момент, шириной и наименьшей величиной; кроме этого, у их на всей голове, фактически на всех чешуйках и на грудных плавниках замечаются зерновидные холмы.

Жерлицы ставят изредка, но в хоть какой момент на отмелях, на чистом месте, недалеко, но, от глубочайшего места; живец должен вольно ходить на один м, и груз должен быть фактически на поверхности. Шереспер попадается на жерлицы относительно изредка и большей частью сбивает живца с крючка. существенно почаще ловится жерех на долгие лески (прочные шелковые, пореже волосяные), прикрепленные к небольшим (1,5-2 м), большей частью можжевеловым шестикам; шестики эти втыкаются в ряд на мели как может быть крепче. На более глубочайших местах ставится поперек реки перемет, большей частью верховой, а не донный. Все эти пассивные способы ловли не достаточно занятны, и рыба часто срывается.

Только осенью, когда жерех поднимается в довольно большенном количестве ввысь по реке, в низовьях Волги случается, что временами сразу попадает в невод по нескольку сот огромных рыб. Всего почаще они ловятся плавными сетями и неводами. Шереспер очень умён и с огромным мастерством избегает сети, то перепрыгивая через невод, то кидаясь стремглав в обратную сторону.

Реальная ловля шересперов начинается, по последней мере у нас на Москве-реке, сначала Мая, сначала в забродку на тёмного таракана, позже на жука и на живую рыбку, с лодки и со шлюза.

Ужение на таракана и на жука не достаточно чем отличается от такого же ужения голавлей.
На Десне, по Вербицкому, тоже ловят шересперов на клочок белоснежной шерсти, перевязанной красноватой нитью.

В средней Рф, кроме Столичной губернии, и в восточной шереспера фактически только ловят на живую рыбку удочками, пореже жерлицами.

Насадкой помогает заурядно пескарик, пореже голавлик.

Схожая же ненатуральная насадка употребляется, по словам Радкевича, в Киевской губернии.

К крючку, прикрепленному к толстой (?) леске, привязывается два маховых пера сойки (Garrulus glandarius) вогнутостью внутрь, так, чтоб крючок был меж ними.
Нерестятся шересперы в Москве-реке большей частью во 2-ой половине апреля, когда уже остается прибылой воды около 70 см, по-видимому деньком, но не ночкой, подобно язям, так как это полностью дневная рыба. Выметавшие икру шересперы, изнуренные длительным нерестом и зимним постом, очень слабнут и навряд ли поначалу могут изловить какую-либо здоровую рыбу; но они очень скупо на данный момент же начинают питаться червяками, по какой причине нередко попадаются на донную, при этом не демонстрируют фактически никакого сопротивления.

По-видимому, на шлюзованных реках, напр.
Рыбак прогуливается по перекату с довольно длинноватой леской и маленьким удилищем, 8,5-11 м, с легким грузильцем, пуская таракана в полводы. Ловить в забродку весной очень неуютно, но вываживание большой рыбы относительно достаточно много легче. Москворецкие артисты ужения нахлыстом очень умело подводят пойманного шереспера к ногам и, зажав его коленками, сажают на кукан.

ловля и Жизнь российских пресноводных рыб" (1875 год)


Назад

Национальный парк маго в эфиопии

Далее

Лондонские туманы

  1. Калмыкова Наталия Карповна

    Вав ! Как круто, и иметь миллион фантиков !

  2. Капишников Юрий

    Вопрос к самому себе? Ответ: не стоит!!!

  3. Янушкевич Николай

    Рад познакомиться ! Денис .

  4. Цаплина Алина

    Прям как в старые добрые совесткие времена: Ни одного фильма без извращенца

Добавить комментарий