Разобраться в ‘автопилоте’ человека помогут привычки животных

автопилот

У каждого имеется какие-то дела, которые он делает, что называется, на автопилоте. Например, это может быть утренний подъём-душ-кофе и потом дорога на работу. Причём и это опять-таки может подтвердить хоть какой в протяжении автопилотных дел мы способны мыслить чём-то втором.
И какие-то главные нейронные механизмы, которые такую многозадачность регулируют, должны воспроизводиться у разных животных, впредь до человека.

Особый энтузиазм вызывает, разумеется, вмешательство одной совокупы в другую: например, когда мы жёстко решили не есть на ночь сладкого, но внезапно обнаруживаем себя перед холодильником с пирожным в руке.

Здесь, но, возникает 2-ая исследовательская проблема, не глядя на то, что и поболее низкого (наименее философского) порядка. Чтоб изучить многозадачность мозга на клеточно-импульсном уровне, нужно включить эту многозадачность у животного.

Крыса, по привычке бегущая по лабиринту, в каком-то смысле слабо отличается от человека, обычно паркующегося у собственного кабинета. (Фото 19melissa68.)

В случае если коротко, то учёные рассматривают методологическую делему, связанную с нейрофизиологическими исследованиями высшей нервной деятельности. Мы просто можем учить сознание на человеке: у участника опыта в хоть какой момент может быть узнать, что его сознание задумывается по тому или иному предлогу.

Деяния, которые мы делаем по привычке, не отличаются огромной гибкостью: в случае если работа переехала из 1-го кабинета в примыкающий, то с высочайшей толикой способности мы зайдём в ветхую дверь. Напротив, деяния, которые не повторяются денек ото денька, которые не вошли в привычку, подвергаются большему контролю со стороны сознания. Здесь необходимо подметить, что мы с лёгкостью используем слова сознание и безотчетно применительно к привычкам и поведению, но не много вспоминаем над тем, как это оправдано наукой. В статье, размещённой в Journal of Cognitive Neuroscience, её создатели, исследователи из Института Брандейса и Института Тафтса (оба США), как раз дискуссируют, может быть ли привычки приписывать безотчетной активности мозга.

Другими словами нужно, чтоб крыса, ища на автомате выход из лабиринта, вместе с этим задумывалась о чём-то втором. И зоопсихологи и нейрофизиологи должны крепко поразмыслить над тем, как такой опыт организовать.

Итак, мы не знаем, как сознательное и безотчетное крыс может быть сравнить с русскими. Но в одном моменте российская нервная совокупа сходится с нервной совокупой животных и у нас, и у их за автопилотное и за осознанное поведение отвечают разные нейронные совокупы.

Очевидно, эти совокупы в одинаковой мере могут использовать различные органов области и данные эмоций памяти, но только сознательный отдел может обращаться к так именуемой эпизодической памяти, которая хранит нерегулярные действия, произошедшие с нами. Такое рассредотачивание обычного и осознанного поведения прибыльно с эволюционной точки зрения: мозг становится многозадачным, может делать слету пару дел в один миг.

Создатели статьи отвечают на этот вопрос просто: не имеет значение, имеется ли у животных такое же сознательное и безотчетное, как у нас; принципно принципиально, что у животных тоже имеется привычки.

Это просто увидеть на примере тех же крыс, которых учят найти выход из лабиринта. Спустя пару занятий животное движется по верному пути без остановок, в то время как крыса-новичок останавливается на каждой развилке, чтоб поразмыслить: путешествие по лабиринту ещё не вошло у неё в привычку. Вместе с этим происходят трансформации в активности мозга: на замену одной активной местности приходит 2-ая.
Естественно, сходу после подъёма и в протяжении утренних водно-кофейных процедур навряд ли вообщем о чём-то думаешь.

Но, например, уже проснувшись, по пути на работу, может быть поразмыслить о том, что денек будущий готовит.

По другому, львиная часть инфы о мозговой деятельности на клеточном уровне приходит из опытов, поставленных на животных: им может быть вживлять электроды в мозг, делать какие-то стимуляции и т. д. Возникает вопрос: как скооперировать информацию о высшей нервной деятельности человека с данными о мозговой деятельности, взятыми на животных? Как может быть узнать, какие безотчетные нервные цепи производят контроль российскее поведение на автопилоте, в случае если все данные о нервных цепях поступает в главном от крыс, у каких наличие сознания/безотчетного остаётся под огромным вопросом?

Источник: brandeis.edu


Назад

Видит ли кошка в темноте?

Далее

10 Профессий, которые давно канули в лету

6 комментариев

  1. Kigalkree

    Фашист уважает фашиста – удивляться нечему, только САНКЦИИ!

  2. Негуторова Кристина

    Krok Крок Ни-Ксе–вопрос решается другим способом ??

  3. Лебедев Мирослав

    Оказалось, что все эти без исключения «епископы», «архиепископы», «митрополиты» и «патриархи» работали на КГБ агентами. В частности, именно благодаря ему мы знаем, что нынешний главарь РПЦ, так называемый «московский патриарх Кирилл», работал на КГБ и писал доносы под агентурной кличкой «Михайлов».

    Более того, оказалось, что в РПЦ не было ни одного (!) попа, который бы не был агентом КГБ и не писал доносов на «паству», т.н. «мирян», коллег, т.е. других попов, и на своего начальника «епископа», который сам писал доносы в КГБ на этого попа.

  4. Чежеков Тимофей Трофимович

    он сбежал…

  5. Um

    Вы обизянки никогда не вииграли ни одного боя без помощи украинцев , белорусов и других национальностей

  6. Грузов Ярослав Евграфович

    И что вы таки из под меня хотите — 22.03.2014, 22:23
    Итоги майдауна:
    ====================
    Но ,мы не быдло и мы не рабы,как вы

Добавить комментарий