Обыкновенный сом (silurus glanis)

silurus

Из всех российских пресноводных рыб 1-ое место по величине в принадлежности, непременно, сому. Тут его превосходит только одна белуга, но она, как мы знаем, рыба проходная, которая заходит в реки только для икрометания.

Необходимо считать, что сомы, которые наблюдаются временами спящими, выставив голову на поверхность, и плывущими по течению, это те усталые странники, которые встали очень высоко. Вообщем пути сомов на жировку, как и всякой 2-ой рыбы, более или наименее постоянны и известны каждому наблюдательному местному рыболову.

Сомовьи тракты тем легче могут быть выяснены, что даже плывя не на поверхности, а на деньке, сом оставляет приятные характеристики собственного присутствия. В то время как он плывет маленьким местом, то оставляет за собой светлую полосу, обозначающую его след, а на мелях в первых рядах его идет вроде бы малая волна.

Что касается донных крючков, то их вообщем ставят на перекатах так, чтоб насадка (живец, рак, тараний пузырь} приходилась на соединении ямы с перекатом и недалеко от дна; места соединения перемолов и глубочайших ям обычно являются местопребыванием сомов, которые и не замедлят увидеть насадку.

Насадки для ловли сомов довольно многообразны, но фактически в хоть какое время бывают животного происхождения. Не глядя на то, что сом неприхотлив на еду и ест все съедобное, навряд ли где его удят на кусочки хлеба или крутосваренной каши, которыми, крючок но, без колебаний, может быть прикармливать. Подготовительная прикормка сомов, в случае если где и употребляется, то только очень изредка, не глядя на то, что она, без колебаний, нужна.

Сомы планируют сворами и делают обрисованные эволюции с 2-мя целями: во-1-х, они разбивают икру, а во-2-х здесь происходит выбор супругов сомихами. Сомовье тырло в некоем роде токовище, на котором, но, первенствует женская хорошая половина.

В том месте же, где сомов не достаточно, за самкой заурядно плывет 30 четыре самца, из которых сомиха выбирает 1-го, может быть наисильнейшего; позже совместными усилиями пара прогоняет заштатных кавалеров. Меж многими промышленниками средней и отчасти южной Рф всераспространено убеждение, что сомиха клохчет, призывая самцов этим клохтаньем.

Что касается насадок из беспозвоночных, то самая употребительная из их рак, лучше линючий, но подходящ также и твердокожий. Маленькие сомы потрясающе берут на раковую шею, притом (думается, 12-годовалые) и в то время, когда взросльгэ еще ни на что не ловятся.

Кое-какие советуют вылинявших раков сохранять на льду, где они длительное время сохраняются.
Для сомов серьёзна не столько глубина, сколько тень и недоступность места, а поэтому их часто может быть повстречать, в особенности на юге, под так именуемыми плавами, другими словами плавучими берегами, под нависшими кустиками, береговыми навесами, корнями ив и верб, под плотинами и т. д.

В скалистых реках, напр. Буге и Днестре, сомы достаточно нередко видятся меж камнями и в большенных расщелинах в обществе с налимами, которых они упрямо преследуют.

Образ судьбы сома нельзя именовать полностью ночным, так как он все-же больше бродит по зорям, чем в глухую полночь, и периодически выходит на поверхность и вообщем заявляет о своем существовании и деньком.

Ловля сомов на крючки с насадкой делается довольно различными способами: жерлицами, на донные и поплавочные удочки и, в конце концов, плавом, с клочком. Но перед тем как перейти к описанию этих более или наименее охотничьих методов ловли сомов, считаю необходимым дать более подробные сведения о времени и местах ловли, насадках и указать неспециализированные правила вытаскивания.

Опытный рыболов повсевременно обусловит, имеется ли сомы, по их соответствующему всплеску и броханью, но без подготовительной рекогносцировки ловить сомов не следует.

Может быть сказать только, что ставить крючки различные выигрышнее не на самой яме, где живут сомы, а в тех пт, которые лежат на пути ночного путешествия сома, идущего в хоть какой момент одним и этим же трактом. Всего несложнее ставить переметы, в особенности в малеханьких реках, с 1-го берега на другой.

Не глядя на то, что известный астраханский охотник Витте и упоминает о соме двести 40 кг, но вообщем нижневолжские сомы относительно мелки, и в малеханьких реках Волжского бассейна сомы бывают больше и бессчётнее, чем в самой Волге, не считая ее низовья.

Сейчай замечание это может быть отнести и к Днепру, и Дону, в каком (Попов) больше 100 девяносто кг сомы, думается, не видятся.
Кое-какие даже считают, что так именуемое клоченье сомов основано на подражании клохтанью сомихи, а не кваканью лягушки. Может быть сомы-самцы взаправду идут временами на клочек, полагая повстречать самку, так как в возможности сомов создавать звуки, думается, нет никакого сомнения, но потому что клоченье делается фактически в хоть какое время летом, после окончания нереста, то, очевидно, сома привлекает не сомиха, а лягушка. По последней мере желательны тут более правильные наблюдения, а не одни бездоказательные представления.

В северных реках российских сома нет совсем и навряд ли он даже видится в северных притоках Камы. В устьях российских южных рек, в особенности Волги, Куры, Днепра и Дона, сомы принадлежат к числу самых обыденных рыб; в самом море они придерживаются, но, речной воды.

При подходящих критериях сомы добиваются большого роста.
В горячий денек они лежат на солнце в таком положении довольно длительное время, распаривают тешку на жаргоне рыбопромышленников.

По всей видимости нерест совершается не в один, а в пару приемов, но, как фактически и у всех других рыб, он имеет еще достаточно много чёрного и неисследованного.

Сомовья парочка живет в огромной дружбе и, встретив 1-го, может быть быть уверенным найти вблизи другого.

Этого не много: самец и самка не покидают мазла , пока не выклюнется вся молодь, и берегут икру от нападения вкусной до нее мелочи, отгоняя ее от мазла ударами плеска.

Самцы, как и в хоть какой момент, приметно наименее ростом и уже самок монотонного возраста, но огромной отличия меж нерестящимися особями не замечается, так как самцу может грозить опасность быть проглоченным самкой. Те сомовьи стаи, которые нередко замечаются весной, еще до нереста, тоже складываются из особей монотонного возраста и приблизительно монотонной величины.

Нерестилище, или тырло, сомов бывает в довольно различных местах сообразно условиям местности, но, по-видимому, очень изредка замечается в той яме, которая помогает их неизменным обиталищем.

Позже, хорошими сомовьими местами должны быть признаны глубочайшие перекаты, зарастающие хоть с одной стороны лентообразной, пореже какой 2-ой травкой, не доходящей до поверхности воды, и над которой любят плавать краснопёрки и голавли. Нередко недурными местами могут быть названы мелкие берега ям, вдающихся в какую-нибудь сторону; эти ямы фактически в хоть какое время круглые, имеют один сберегал окружностью в 300, а 2-ой небольшой, фактически прямой и соединяющий смежные перекаты; сом, переходя из одной ямы в другую, идет мимо этого берега напрямик, а не по довольно долгой дуге ямы; таких мест на малеханьких реках, текущих зигзагообразно, достаточно много; в случае если такой сберегал нечист, благодаря кустов ветлы или поднимающихся наверх водных растений, то рыбаку направляться перед постановкой крючка позаботиться о прочистке этого места рыбацкой косой или просто веслом, и затраченный труд часто будет награжден хорошей добычей. Хорошими местами для постановки крючка нужно вычислять перемелы ямы, имеющие меж своими углами и практически перемелами кустики лоз, оголенные корешки деревьев, живых или засохших.

Вообщем верховой крючок эргономичнее всего пристраивать в том месте, где имеется живцы: это наилучший показатель, способный указать в 20 три наиблежайшие ночи на существование или отсутствие сома в данном месте; так, сорванный живец укажет, что сом имеется; живой что еще нужно испытать счастья одну или две ночи; только в том месте, где достаточно много черепах, белизны, язей и наколовшихся сомов, которые хвостами сбивают насадку с крючка, бывает тяжело узнать уровень свойства ямы.
Существенно почаще переметы, жерлицы и удочки насаживаются живцами. Живцами могут быть фактически все породы рыб; они не должны быть только очень мелки или очень значительны, а самое ответственное необходимо, чтоб они были живучи, другими словами обладали свойством длительно не снуть, даже в теплой воде. В каждой местности есть у рыболовов собственные возлюбленные живцы, которые как будто бы бы предпочитаются сомами всем вторым.

Сом, как рыба умеренных также теплых стран (фактически все виды семейства сомов принадлежат тропическому климату), очень чувствителен к холоду, а поэтому перестает питаться и залегает ранее всех рыб, временами даже (в средних губерниях) в сентябре. На нижней Волге в августе и сентябре сомы, месяц-два вспять возвратившиеся в море после окончания нереста, опять подымаются в реку и ложатся в глубочайшие ямы.
По замечанию одних рыбаков, сомы всего лучше берут приманку в лунные ночи, не глядя на то, что нельзя опровергать того, что в такое время сомы с радостью выходят на маленькие места, где и ловятся, но точнее принять, совместно с большинством, что жор бывает около новолуния и на вреде, вообщем в чёрные ночи.

Но, местами, в мае, другими словами до нереста, сомы лучше берут деньком, чем ночкой, ну и летом они всего почаще попадаются на утренней заре, перед восходом. В протяжении ночной грозы они скупо хватают насадку, если она только разрешена войти близко от поверхности. Ночи, когда моросит малеханькой ливень, должны считаться самым эргономичным временем для ловли сома: сомы любят свежайшую и тепловатую дождевую воду и попадаются в эту пору на снасти всего почаще (Домбровский).

Выбрав для себя самца, сомиха удаляется с ним в уединенное место на разливе или в протоке, как сообщено выше, и грудными перьями (кулачками) вырывает ямку.

Эта ямка, так именуемое мазло нижневолжских рыбаков, бывает временами до один м и поболее глубиной.

Подробности икрометания малоизвестны, но ко мне, в это мазло, сомиха складывает собственные икринки, довольно огромные и относительно малочисленные.

В протяжении нереста сомы достаточно нередко плавают на поверхности, переворачиваясь ввысь брюхом.
Пасть у него большая и вооружена по бокам бессчётными, очень маленькими, но довольно наточенными зубами, имеющими вид малеханькой щетки; на верхней челюсти находятся два длительных беловатых уса, а на нижней, пару выдавшейся, четыре желтые усика, втрое меньше первых; глаза непропорционально мелки со ртом и очень придвинуты к верхней губе.

Хвост, очень очень сплющенный с боков, в особенности к заднему финишу, занимает больше половины всего тела; анальный плавник очень длинный.

Наилучший итог ловли бывает в летнюю пору, по совершенном окончании нереста, другими словами после вывода сомят.

Весенняя ловля, до нереста, подвержена многим случайностям и не всюду бывает эргономична; глядя по местности, она временами продолжается (с апреля) до конца мая также начала июня.
Если судить по словам Воронина, схожее же осеннее перемещение, только оборотное, замечается и на Псковском озере. Прибылой сом, как мы знаем, идет в сентябре весами в озера на зимовку.
Финиш нереста здесь повсевременно совпадает с убылью воды.

По моим наблюдениям в р. Сити, одном из притоков р. Мологи, сомята здесь держатся 1-ое время на перекатах, за камнями, в обществе гольцов, пескарей и подкаменщиков, которыми через месяц или два начинают питаться.

Молодые сомы, в особенности 1-ые 50 6 лет, вырастают очень скоро. Через месяц они имеют уже пятнадцать см в длину, даже в Москве-реке в июле попадаются 20-сантиметровые сомики-сеголетки, выведшиеся здесь, может быть, в последних числах Мая.

Время от времени сомята берут на угрей или сальников. В низовьях же Волги самой наидобрейшей насадкой для покатного сома при ловле его считается саранча, которую низовые рыбаки припасают целыми корзинами или мешками, разыскав ее в камышах по сворам грачей и коршунов, кружащихся над местом, где она вывелась.

Собирают саранчу самым сначала утра, на заре, когда роса еще не обсохла, так как она смирнее и не улетает.
Сом выставляет вертикально свой могучий плес и позже с силой ударяет им на право и на лево по поверхности.

Плещется сом, не считая наибольших, но, фактически каждую ночь по зорям, выходя из ямы на жировку и ворачиваясь в нее назад. Временами, как молвят, сом на заре дремлет, высунув голову на поверхность и плывя по течению.

Не глядя на то, что, согласно точки зрения южнорусских рыбаков, жор сомов бывает на новолунии (по вторым, также на вреде), но но сомы питаются каждый денек или, точнее, каждую ночь, не глядя на то, что, может быть, и не с монотонной алчностью. Хоть какой маленький и средний сом, до одна тыща 600 30 два кг весом, выходит из собственного дневного укрытия около заката.

Заурядно сом сначала обходит кругом всю яму, временами несколько раз, позже движется вверх по течению, посещая в главном те места реки, которые изобилуют живцами. Случается, что за поисками еды голодный сом очень удаляется от собственного притона, но но к утру непременно ворачивается к для себя.

Мировоззрение, что с лягушек лучше сдирать шкуру, совершенно неверно, так как сом, естественно, предпочтет живую полумертвой. О способе насаживания лягушки будет говориться позже при описании жерлиц и клоченья.

Сом одна из самых оседлых рыб и очень изредка решает дальние путешествия. Большей частью он 10-ки лет, с юных лет до глубочайшей старости, фактически круглый год живет в одной и той же яме, выходя из нее для приискания еды вблизи, ну и то далековато не всегда.

Только весной, в полую воду, сом временно покидает родную яму и пару движется вверх по реке, достаточно нередко заходя вместе с этим в осознаю и поемные озера, где нередко и нерестится.

Плавая поверху, сомы перевертываются боком, изредка высовывая голову, в особенности деньком. Всего почаще они утверждают о своем присутствии соответствующим сильным всплескиванием, дающим временами большенную волну.
Но, думается, большей частью сомы вырывают для себя для зимовки отдельные ямы или, точнее, лощины, глубиной временами до 1,2 м, зарывая в ил всю голову с кулаками.

Так, вся стая лежит фактически целой массой, в один ярус, при этом на их нередко ложится в пару слоев 2-ая большая белоснежная рыба, всего почаще сазаны, неизменные спутники сомов, которым, из-за своей быстроты, изредка достаются в добычу даже летом. Зимой же сом полностью надёжен для всякой рыбы, так как совершенно неподвижен, ничего не ест и дремлет таким глубочайшим сном, что не успевает опамятоваться и выказать сопротивление, когда его зацепили багром и извлекают на лед.

Сом единственный европейский представитель семейства сомовых, виды которого довольно бессчётны в тропической Африке и южной Азии.

Но, он водится далековато не во всей Европе: во Франции, Италии и Испании его нет, и р. Рейн создает западную границу распространения этого хищника.
В реках Балтийского бассейна, равно как и в притоках верхней Волги, они изредка бывают более восемьдесят кг; но на Одере, славящемся множеством сомов, еще в первой половине 30-ых годов девятнадцатого века был пойман экземпляр, весивший четыреста кг.

У нас наибольшие сомы водятся или, точнее водились, думается, в Днепре, где, по свидетельству Кесслера, был пойман (в 50-х годах) сом, имевший в длину более 4 метров и весивший двести восемьдесят восемь кг, и в Днестре, где, по словам такого же ихтиолога, он добивается даже триста 20 кг.

В Десне, притоке Днепра, до сего времени попадаются 160-килограммовые экземпляры (Вербицкий).
без колебаний, что этой стремительностью сом должен собственному могучему и эластичному плеску, другими словами задней половины тела с хвостом, и что тем же плеском он временами оглушает пару рыб в стая. Гоняясь за живцами, сом временами выскакивает из воды, неуклюже, мешком, падая назад, разбрасывая вместе с этим кучей воду и отклоняя пару набок хвост.

В р. Урале (и, по-видимому, в Куре) огромные добиваются 100 шестьдесят кг. Озерные сомы повсевременно бывают достаточно мельче примыкающих речных.

Как в протяжении нереста, так и после него в негромкие горячие деньки может быть замечать сомов, выплывших на поверхность и, перевернувшись ввысь брюхом, греющихся на солнце. Обычно возникновение сомов деньком предвещает ненастье, грозу или перемену погоды. Очень грязная вода после длительных дождиков и сильный паводок тоже вызывают сома на поверхность, принуждают его временно покидать свою яму и переселяться в негромкие места, заводи с песочным дном и временами в устья притоков, ранее очищающихся от мути.

Потому что этот способ добывания не в особенности надежен, то зажиревшие сомы питаются большей частью лягушками, ракушками и раками, другими словами большенными речными моллюсками из рода Unio и Anudonta, а в море и устьях, может быть, и многими вторыми.

Лягушки, в главном зеленоватые (Rana ridibunda), составляют для сома лакомство; лежа на деньке, он в хоть какой момент внимательно прислушивается, не квакает ли где лягушка, срочно подплывает к певице и стремительно, заранее открыв свою гигантскую пасть, кидается на нее. Эта слабость к лягушкам вдохновляет сома не только лишь посещать речные травянистые заводи, но нередко застревать в поемных озерах; на ней же базирована самая добычливая и занятная ловля, так именуемое клоченье.
Очень добры голавлики, также маленькие линьки и караси; на р. Вороне почему-либо предпочитают всем подлещика, поэтому, может быть, что он не любит прятаться в травку; в других же местах налима, вьюна, миногу и маленькую щуку или ее личинку слепого вьюнчика; на р. Воронеже на сомовьи переметы насаживают 11,2-килограммовых язей. Большей частью при ловле на весу и в негромкой воде живцов насаживают, зацепляя крючком под спинной плавник, пореже за губки (на течении при ловле на донную) и еще пореже пришивают живца к крючку или (на Оке), пропуская поводок (бронзовый) через задний проход и рот так, чтоб крючок торчал изо рта.

Хорошей насадкой для ужения на донную помогает вьюн, но потому что он насаживается за губки, то сом достаточно нередко его срывает; вьюнов (и налима, а на западе также угря) направляться надевать на крючок, за ранее обернув тряпкой, так как эти рыбы очень скользки. Под Смоленском ловят на веретеницу (слепого вьюнчика), тоже зацепляя ее за губу; сом берет ее с хвоста и достаточно нередко жует.

Но теплую дождевую воду после недолговременного летнего дождика сом очень любит и подходит к показавшимся ручейкам даже деньком.

Особенное напряжение сом указывает в протяжении грозы и перед ее началом. На данный момент он уже не может лежать нормально на деньке, а держится верхних слоев, совершенно бесцельно плавая взад и вперед по своей яме; в ночную грозу он плавает всю ночь и в такую пору подымаются со дна омута даже самые античные его обитатели, наибольшие гиганты сомовьего королевства, олицетворяющие водяных. Взаправду, они поднимают такую возню, что тяжело приписать ее рыбе.

Кое-какие рыболовы предпочитают насаживать для ловли сомов очень огромных живцов в 11,5 кг весом на том основании, что эти хищники берут на их охотнее.

Мировоззрение это, но, совершенно неверно.
В бассейне Амура обитают два вида из р. Bagrus. Каменный сомик, Bagrus calvarius Bazil (На данный момент относится к второму роду Pseudobagrus fulvidraca (Richardson) косатка, или скрипун, и выделяется в семейство Bagridae косатки.), маленького роста (1320 см), с восемь усиками и 2-мя спинными плавниками, из которых 1-ый с зазубренным шипом, 2-ой жировой; Bagrus ussuriensis Dyb.(На данный момент относится к роду Liocassis ussuriensis (Dybowski) косатка уссурийская и выделяется в семейство Bagridae.), около девяносто два см ростом, с очень долгим, усиками и цилиндрическим восемь туловищем.

Обыденный сом (silurus glanis) обитает у нас в главном в реках Арало-Каспийского и Черноморского бассейнов, при этом всего бессчётнее бывает в нижнем их течении, в особенности Волги и Куры; в реках же, впадающих в Балтийское море, он относительно мал и не добивается таких большенных размеров, как в южной части Рф.

Молодые сомики выклевываются из яичка через семьсот 10 дней и 1-ое время остаются на ямке, питаясь растительными субстанциями и илом, но скоро разбредаются, при этом на нижней Волге неограниченное количество сомят, оставшихся в маленьких калужинах и болотах, обсыхает или достается в добычу птицам. Но тяжело объяснить, по какой причине сомы при в особенности подходящих критериях для сохранности икры видятся достаточно пореже вторых рыб.

Очень может быть, что большая часть выведшихся мальков поедается сомами же, даже своими родителями. Последние, но, выполнив собственные обязанности, ворачиваются на собственные обыкновенные места, в ямы, при этом в низовьях Волги скатываются в реку.
На основании неких обрывочных наблюдений я полагаю, что 1-ые 5, лет прирост сомов совершается фактически в геометрической прогрессии, другими словами из года в год сом увеличивается в весе вдвое; 3-х летний соменок в последних числах Мая весит при росте практически в 70 см 2,4 кг, четырехлетний 4,8 кг, пятилетний 89,5 кг 16-килограммовому сому, имеющему около 1,5 м длины, более 6, но навряд ли более восемь лет от роду.

Опытнейший сом увеличивается в весе все медлительнее и медлительнее. Основываясь на том, что сомик, пересаженный из Оки в Архирейский пруд неподалеку от г. Коломны, в 30 5 лет достигнул фактически 80-килограммового веса, и, приняв также в идея, что прудовые и озерные сомы вырастают медлительнее речных, даже при более обильной еде, я полагаю, что 32-килограммовому сому более 12, 64-килограммовому более 24, 128-килограммовому более 50 лет и что наибольшие сомы в двести 40 тыщ триста 20 кг весом имеют более столетия.

После вывода мальков сомы, как сообщено выше, ворачиваются в ямы, служащие их неизменным нахождением, при этом, может быть, пары разлучаются.
Исключение составляют, может быть, только мелкие реки, где сомы по необходимости ведут полностью оседлую судьбу.

В юго-западной Рф сомы нерестятся большей частью в глубочайших, но протоках и тихих промоинах, заполненных затонувшими корягами; на Дону сомы трутся около камыша куги или 2-ой травки, на маленьких местах; на нижней Волге в хоть какой момент на разливе, на затопленных лугах, в главном в том месте, где плавает старенькое прошлогодний камыш и сено. В заливных озерах нерест сомов замечается не так достаточно нередко, как в протоках, да и здесь они временами замечаются перед нерестом много, целыми сворами.

Вблизи рыбацких ватаг (промыслов) в низовьях южнорусских рек, в особенности на Волге и Куре, сомы питаются фактически только остатками от изготовка рыбы и в известные часы, когда выбрасываются эти остатки, планируют около плотов в таком огромном количестве и хватают корм с такой алчностью, что представляют ужасное зрелище.

Нерест сомов начинается относительно очень поздно, когда вода достигнет температуры более пятнадцать или даже шестнадцать R, вообщем фактически в один миг с сазанами, большей частью в мае. Вызывающе огромные сомнения, чтоб где-либо в южной Рф, не считая Закавказья, сомы терлись в первых числах Апреля.

По Варпаховскому, сомы в Казанской губернии нерестятся в первой половине мая, что, принимая к сведенью наблюдения в низовьях Дона и Волги, пару рано. На Клязьме, во Владимирской губ., сом начинает тереться в протяжении цветения шиповника в первых числах Июня.

Внешность сома очень уникальна и безобразна. По неспециализированной форме тела он имеет некоторое сходство с налимом, но голова у него существенно обширнее и площе и создает фактически 1/6 часть всего обнажённого тела, покрытого густым слоем слизи.

Фактически все эти насадки не в особенности крепко держатся на крючке, по какой причине приходится их пришивать. При ловле на мясо чтоб крючок лучше выходил из него при подсечке, полезно наполовину разрезать кусочек, положить крючок в разрез и связать мясо нитью.
Во второстепенных реках средней Рф сомы и не могут метать икры на пойме, так как они входят в берега к началу мая, за длительное время до начала нереста.

Всего почаще сомы нерестятся на разливе в низовьях Волги, где основная прибыль воды начинается в мае.

Меж началом и просыпанием нереста сома проходит много времени, более месяца. В течение этого периода кочевой судьбе сомы усиленно питаются рыбой, в особенности мечущей икру, и так награждают себя за длительный пост.

Когда стая мелочи приблизится к хищнику, не подозревая об угрожающей ей угрозы, сомина втягивает 10-ки и воду рыбок, увлекаемые внезапно показавшимся сильным водоворотом, исчезают в пасти. Кроме этого, сом, при таившийся за камнем или корягой, без колебаний пользуется своими усами в качестве приманки: рыба прельщенная этими нежными, мясистыми, напоминающими червей придатками, и, не видя самого сома, подходит близко, и хищник, улучив свободную шестьдесят секунд, стремительно хватает небережно приблизившуюся рыбу.

Летний клев сома продолжается целый август и внушительную или меньшинство сентября, глядя по погоде. Ловля бывает успешна только в теплую погоду, в мороз же и длительное ненастье сомы лежат на деньке и на жировку из ямы не выходят.

В озере Рамзе, неподалеку от Кирсанова и р. Вороны, в одну тоню было захвачено в один раз, по словам Торчилло, 70 сомов до шестнадцать кг величиной. Но не глядя на то, что эти сомовьи сборища в местностях, изобилующими сомами, сопровождаются перекатистыми ударами и неестественным всплеском, которые может быть сопоставить только с шумом, произведенным загнанным в воду табуном, не глядя на то, что сомы гоняются компаньон за втором также обвиваются, подобно змеям, но это еще не истинное тырло, а только, так сказать, прелюдия нереста.
Предпосылкой тому более усиленное преследование, сравнительная малорыбность, другими словами недочёт корма при более длительном зимнем посте.

Очень может быть, что сом, подобно карпу, распространился в средней Европе уже в исторические времена.

Огромные сомы, более 30 два кг, очень неуклюжи и нерасторопны, а поэтому рыба, в особенности большая, достается им в добычу относительно изредка. Но как мы знаем, что такие гиганты прибегают к довольно уникальной уловке для ловли маленький рыбы; другими словами: они выходят на мель или становятся под сберегал в таком месте, где достаточно много снует мальков-сеголетков, также ельчиков, уклеек, и лежат здесь без движений, полураскрыв свою гигантскую пасть.

Рак насаживается как в хоть какой момент (см. голавль), но Есипов советует для ловли сома последующий способ: крючок с с частью лески пропускают, начиная от финиша шеи (хвоста) к ее основанию, через задний проход; позже крючок пропускают вторично с половины шеи, так что поводок образует петлю, и прячут его в теле рака, а леску поддергивают. Сорвать рака, так, насаженного, очень тяжело.

В октябре все сомы уже на зимних становищах. В прошлые времена в днепровских омутах, донских холовертях и волжских ямах сомы ложились сотками, целыми весами, но на данный момент даже в низовьях Волги тяжело найти зимой более пятидесяти штук в одном месте. В Урале, где всю рыбу вообщем не много беспокоят осенью, сомовьи становища, непременно, бессчётнее. Всего охотнее сом ложится под глинистыми крутоярами, где сберегал подмыт и появились большенные печуры.

1-ое время он также питается и червяками, на которых летом не направляет фактически никакого внимания, даже не в особенности большой. Вообщем же еда сомов довольно многообразна, не глядя на то, что только животная. Основным кормом помогает, естественно, рыба всех разной величины и видов, от самой маленький до наибольшей.

Но, как, но, несложно созидать из его сложения, сом не может к длительному преследованию и ловит рыбу фактически в хоть какое время из засады, стремительно врываясь в мимоидущую свору или с быстротой молнии хватая близко плывущую одиночную рыбу.
Для ужения практически на донную или с поплавком раковая шея и рак неподменны. На червяка или, точнее, кучу червяков (в главном бардовых навозных) берет только маленький сом и притом весной.

Ракушка или устрица (речная раковина Unio и Anodonta) местами очень уважается сомами, но ее и тяжелее добывать, и тяжелее насаживать.
Вообщем географическое распространение этих рыб в Русской Федерации фактически идиентично и продолжает все более и поболее расширяться, не глядя на то, что тут сом пару обогнал сазана. В Онежском озере, например, сом показался менее 20 5 годов назад.

В Финляндии он отыскан до Тавастгуста.
На нижней Волге сомовники насаживают заурядно мальками, другими словами маленькой рыбой.

Не считая живых рыб, насадкой помогают рыбьи и птичьи потроха, в особенности тараний пузырь, жаренный воробей, скворец, галка или 2-ая птица, что, может быть, для сома совершенно индифферентно; в конце концов, всякое мясо огромным кусочком, более как в кулак величиной.

На нижней Волге (может быть, и в низовьях вторых российских рек) вешний движение сомов начинается вкупе с началом разлива, в данном случае около середины апреля. Почуяв теплую воду, они пробуждаются от собственного зимнего сна и выходят из ям в затоны, озера, временами и в море, почаще, но, подымаясь наверх. Очень мутной воды сом не выносит и, подобно судаку, временами даже гибнет от нее, а поэтому хоть какой более большой паводок принуждает его покидать свою яму и находить более незапятанной воды в устьях маленьких притоков.

Цвет сома меняется, глядя по воде, также по возрасту и времени года, но всего почаще поясницы у него бывает тёмная, брюхо желтовато-белое или пару красное и фактически в хоть какое время испещрено крапинками голубоватого цвета; бока тела черновато-зеленые и покрыты оливково-зелеными пятнами; глаза бледно-желтые с тёмными пятнышками, плавники темно-светло голубий, грудные и брюшные с желтой полосой посредине. У юных сомов цвет кожи и плавников резче и бросче. Озерные сомы в хоть какой момент чернее речных и брюхо у их серо-голубоватого цвета. Внешность ветхого, огромного сома ужасна: голова из беловатой становится грязно-желтой и к ней прилипает огромное количество водяных червяков, наподобие пиявок, покрывающих и тело, и голову.

По той же причине в полую воду он изредка видится в речном русле и до самого спада держится на пойме и в поемных озерах. Подобно всем вторым рыбам сомы заходят тем далее ввысь по течению, чем разлив реки больше и продолжительнее. Вообщем, чем меньше река и чем наименее продолжителен ее разлив, тем паче оседлую судьбу ведет эта рыба и тем почаще нерест ее совершается в самом речном русле, а не на пойме.

Осенью, в сентябре, сомики добиваются веса 400, даже 600 г. Воронин гласит, что в сентябре в Псковское озеро идет из реки Величавой прибылой сом, около четыреста г весом, притом целой массой, может быть на зимовку. По Браму, годовалый сом тоже весит до 600 г, а двухгодовалый до 1,2 кг, при этом, но, на прирост имеет огромное воздействие низкое или высочайшее стояние воды (в западно-европейских реках): при малой воде сомята вырастают вдвое медлительнее, чем при большой.

В нижней Волге около середины июля идет весами покатной сом, после нереста, из ильменей назад в море. В том месте, где сомов не много, они живут повсевременно в самых глубочайших ямах, при этом чем она поглубже и недоступнее, тем сомы, в ней живущие, бессчётнее и больше. Сомята до восемьсот двенадцать кг не в особенности придерживаются глубочайших мест, и их может быть повстречать местами на 1,52 м глубины.

Согласно точки зрения Домбровского, лучше ставить крючки около травяного переката, багатого живцами, или около поверхностного переката, на котором живца имел возможность бы созидать и донный, и верховой сом, или на броской стороне берега, другими словами выходящего на северо-запад. Хорошими местами числятся углы ям и перемела, места со не сильный течением, с малеханькими зарослями травки, в какой держатся красноперки, плотички и голавли-ки, так называемые (на юго-западе) закабаи.

В случае если дно закабая илистое, то сом время от времени идет по дну; здесь он рассчитывает найти или рака, или карася и линька; но почаще все-же идет поверху.
Кроме этого, сом чуть ли не повсевременно бурунит, другими словами, плывя по дну, задевает разные предметы, из-под которых, так же как из-под добываемых им раков и ракушек, выходят пузырьки воздуха.

Эти пузырьки замечаются часто даже в том месте, где грунт довольно жёсткий, а не илистый, что находится в зависимости от строения плавательного пузыря этих рыб, сообщающегося с пищеводом, по какой причине сом может произвольно создавать атмосфера из заднего прохода, подобно вьюну. В прохладную погоду, поближе к озари, сом лежит на деньке, целыми деньками не выходя из ямы.

Держат ее на ледниках, где насекомое впадает в оцепенение и не подает характеристик судьбы, но скоро оживая на солнце.

Необходимо подметить, но, что покатной сом так здесь голоден, что отлично берет даже на кусочки ветхой прокоптившейся кошмы (войлока), не считая того на ветхие пробки, которыми рыбаки также заранее запасаются в Астрахани.

Перейдем на данный момент к неспециализированным правилам ловли или, вернее, вытаскиванию сомов.

При огромных размерах рыбы манипуляция эта просит большой сноровки.
Только нижнеднепровские сомы могут метать икру в первых числах Мая, может быть, даже в последних числах Апреля. По Яковлеву, под Астраханью нерест сомов или, точнее, изготовление к нересту начинается в протяжении разлива в мае, а по словам Попова, на Дону, сомы трутся с конца мая до начала июля.

Этот длительный срок зависит, может быть, от того, что здесь предполагается начало икрометания и уход и окончательный вывод молоди ветхих сомов с нерестилища.

По всей видимости, сомы делаются способными к размножению на четвертом или даже на 3-ем году, так как уже 2-килограммовые экземпляры содержат молоки и икру.
В Западной Сибири, в р. Ингоде, Шилке, Оно-не и пр., возникает уже 2-ой вид Silurus asorus Pall., отличающийся чёрным цветом всего тела, четыре маленькой величиной и усиками около 50 два см.

По всей видимости, восточную границу распространения bilurus glanis L. (На данный момент выделяется в отдельный род Parasilurus asotus (Linne) амурский или дальневосточный сом.) направляться находить в Средней Азии, где он был отыскан в Сыр-Дарье, Аму-Дарье, Зеравшане и пр.; здесь, но, видится разность его, отличающаяся фактически единственно наименьшим числом лучей в анальном плавнике. Не так издавна, но, в Туркестане отыскана форма сомов из рода Exostoma, нареченная Герценштейном Exostoma Oschanini (На данный момент относится к второму роду Glyptosternum reticulatum Macllelland туркестанский сомик и выделяется в семейство Sisoridae.).

На Свияге, как молвят местные рыболовы, сом идеальнее всего берет в последних числах Мая и начале июня, но это через чур поздно для вешнего и через чур рано (по местности) для летнего периода. С конца мая начинается летняя ловля только на юге и сходится здесь с течением времени линяния раков; в средних же губерниях сомы начинают брать исключительно в июле, даже в конце месяца (р. Ворона); по замечанию клязьминских рыболовов, клев начинается с цветением шиповника и с тех пор, как сомов начнет допекать пиявка, но дело, естественно, не в пиявках. Даже в низовьях Волги основная ловля делается с половины июля, когда идет назад в море покатной сом, выметавший икру в ильменях и на речных разливах.

Узнать место ловли, другими словами, где необходимо ставить переметы, удочки и жерлицы, довольно тяжело, так как это находится в зависимости от многих критерий. Только опыт и наблюдение могут точно указать те пункты, где сомы бывают повсевременно или только проходом.

Сомы, в особенности огромные, не дают спуску ничему живому, плавающему на поверхности, и истребляют много утят, гусят, и вприбавок и взрослых водяных птиц. Нередко они топят плывущих псов, даже телят, и понятно пару примеров, что огромные сомы утаскивали в воду и топили купающихся деток. Сомы едят также всякую падаль, попавшую в реку, а с голоду кидаются даже на сгнившие тряпки также выхватывают белье из рук полоскающих его баб.

Чтоб сделать мясо более мягеньким, его временами разбивают палкой. Лягушка (в главном зеленоватая, повсевременно живущая в воде) фактически всюду создает одну из возлюбленных, если не самую возлюбленную, приманок для сомов, но местами, где лягушек нет совсем, они (напр., в р. Вороне) совсем не употребляются.

Сом рыба очень мощная, но все-же он не может кидаться с такой стремительностью, как сазан, усач, вырезуб, и достаточно не сильный: он оказывает сопротивление в главном массой, другими словами своей тяжес Источник: Л. П. Сабанеева «Рыбы России»


Назад

Туевик переживет не одно поколение хозяев

Далее

Раньше учёные верили, что внутри каждого сперматозоида сидит человечек

7 комментариев

  1. Косомов Виктор

    Если бы кадыровцы были воинами, то они отдали бы жизни свои, как те муджахиды что погибли на пути Аллаха, защищая честь и свободу, чеченского народа. Это сборище тупоголовых и необразованных приспособленцев, которые готовы прогнутся под любую силу и государственность. У них пластелиновые души, из которых можно слепить чего угодно, именно такие твари во все времена и во всех воинах были предателями и именно из за этих трусливых шакалов, чеченцы проигрывали воины русской армии, будь она проклята во всех своих проявлениях. И дай Бог чтобы это российская армия орков была унижена и разбита!

  2. Balladoriel

    Ну что русские свиньи ? Русские своих не бросают ? Они их только одают на разтирзание кадировским шакалам ?

  3. Аргамакова ?Агата

    Крыму приготовиться к отключениям :))

  4. Ianrad

    Россия несет отвественость ,так как она его сбила !

  5. Яблочкина Марина

    “У кого чего болит…”

  6. Громов Аркадий

    А почему именно голодовка? Ещё ведь не использованы все юридические возможности в России Европе…

  7. Ярмухаметов Яков

    Раздел Польшы в 1939 и совместный парад Германии и СССР в Бресте !

Добавить комментарий